Страницы

ГДЕ-ТО-ТАМ

 ГДЕ-ТО-ТАМ_ 2018












Подымаешь трубку таксофона, но вместо привычных гудков там, что-то другое. Вслушиваешься ради любопытства, вникаешь в разговор незнакомцев. Кто эти люди, откуда эти голоса?

Для более объемного понимания аудио инсталляции «ГДЕ-ТО-ТАМ» в первую очередь стоит начать с города, в котором она была воплощена. Возникновение Славутича не было обусловлено историческим проживанием людей на этой территории. Город был возведен с нуля в силу экстренной необходимости – после катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции, нужно было срочно найти замену городу Припять, который был больше непригоден для жизни. В 1986 советское правительство решило построить новый город для работников Чернобыльской атомной электростанции. Город строили рекордными темпами силами строителей из восьми республик Советского Союза - Украины, Литвы, Латвии, Эстонии, Грузии, Азербайджана, Армении и России. Славутич стал новым домом, в первую очередь для сотрудников ЧАЭС и их семей.
На данный момент, современный город разделен на 13 кварталов – Бакинский, Вильнюсский, Белгородский, Добрынинский, Ереванский, Киевский, Ленинградский, Рижский, Московский, Таллиннский, Тбилисский, Печерский, Черниговский. Участие в строительстве города архитекторов и строителей из разных союзных республик придало застройке каждого квартала национальный колорит. В целом город напоминает микромодель СССР.
Аудио инсталляция была реализована весной 2018, на этот момент городу уже тридцать лет, 27 из которых он существует при независимой Украине. За это время более крупные города Украины перестроились в прямом смысле этого слова, их внешний облик сильно изменился. Славутич же визуально, до сих пор, находиться в достаточно законсервированном состояние. Это обусловлено тем, что до последнего момента город в большей степени был ориентирован на обслуживание ЧАЭС и не выработал альтернативную экономическую модель развития. Здесь вы не встретите нарочитой наружной рекламы, современных архитектурных форм, даже граффити здесь искусно закрашиваются коммунальными службами в цвет стен. Те же коммунальные службы поддерживают в городе идеальную чистоту, что еще больше усиливает чувство, искусственности, словно ты в музее советского времени. В жилой зоне города нет глухих углов, тупиков, закрытых территорий. Здесь пешеход себя чувствует максимально свободно. Одним словом, все это время город был достаточно герметичен и это также заметно в социальном укладе. Находясь здесь, понимаешь свою инородность, чувствуешь, что город и его жители наблюдают за тобой, собственно говоря, как и друг за другом. Сплетни, слухи, повышенный интерес к жизни другого. Нормальное явление для населения в 2.5 тыс. на 2,5 кв.км жилой зоны города.
Изучать Славутич я начал еще до приезда. Первый этап исследовательской практики - ресерч интернет публикаций и печатных изданий о городе проводился удаленно. На втором этапе я уже непосредственно исследовал город, обращаясь к практике прогулок и общения, тем самым сопоставляя два источника информации о городе, вычленяя действительные факты и мифы о нем.
Так что же мы слышим в телефонной трубке старорежимного советского таксофона? Это аудио из архива моей семьи, записанное 30 лет назад. На тот момент мне было четыре года. Мои первые воспоминания о другом времени другой эпохи. Славутич и его архитектура, особенная конституция тела места(город музей), послужила для меня триггером в мир воспоминаний. Именно поэтому я обращаюсь к этой записи. Интегрируя в тело города аудио галлюцинацию, которая связывает два времени и два пространства, мою личную историю и незнакомого слушателя. Подымаешь трубку таксофона, но вместо привычных гудков там - что-то другое. Вслушиваешься, ради любопытства, вникаешь…Кто эти люди, откуда эти голоса? Может быть, это разговор семьи, которая живет в доме напротив этой будки? Откуда это здесь взялось?.. Подслушиваешивая жизнь незнакомой семеи, ухватываешь осколки ушедшего времени параллельно существующего здесь и сейчас, вспоминаешь себя ребенком. В Славутиче я погрузился в состояние подобное таму, когда не можешь вспомнить детали из недавнего сновидения; этот город – оживший макет из советского архитектурного бюро – слишком рафинирован, поразительно тихий – заводит в лес воспоминаний о трепетном времени детства.




You pick up the payphone, but instead of the usual beeps there, something else. You listen out of curiosity, delve into the conversation of strangers… Who are these people, where are these voices coming from? 

For a more comprehensive understanding of this audio installation “SOMEWHERE THERE”, first of all, it’s worth starting with the city in which it was embodied. The emergence of Slavutych wasn’t due to the historical residence of people in this territory. The city was built from scratch due to the critical need - after the disaster at the Chernobyl nuclear power station, it was urgent to find a replacement for the city of Pripyat, which was no longer applicable for living. In 1986, the Soviet government decided to build a new city for the employees of the Chernobyl nuclear power station. The city was built at a record terms by builders from eight republics of the Soviet Union - Ukraine, Lithuania, Latvia, Estonia, Georgia, Azerbaijan, Armenia and Russia. Slavutych became a new home, primarily for the Chernobyl station employees and their families.
At the moment, the modern city is divided into 13 blocks - Baku, Vilnius, Belgorod, Dobryninsky, Yerevan, Kiev, Leningrad, Riga, Moscow, Tallinn, Tbilisi, Pechersky, Chernigovsky. The participation of architects and builders from different USSR republics in the city construction gave the development of each quarter a national flavor. In general, the city resembles the micro-model of the USSR. 
The audio installation was implemented in the spring 2018th, at this point the city is already thirty years old, 27 of which it exists within independent Ukraine. During this time, the larger cities around Ukraine were literally rebuilt, its views has changed a lot. Slavutych, visually, is still in a fairly conserved state. In fact, until the last decade, the city was more focused on servicing the Chernobyl station and didn’t developed the alternative economic model. Here you won’t find a deliberate outdoor advertising, neither modern architecture, even graffiti here is skillfully painted over by city services in the color of the walls. The same services maintain perfect cleanliness in the city, which further enhances the feeling of artificiality, as if you were in the Soviet era museum. In the residential area of the city there are no blind corners, or dead ends, closed areas - here any pedestrian feels as free as possible. Briefly, all this time the city was quite abandoned and it’s also noticeable in the social order. Being here, you understand your foreignness, you feel that the city and its inhabitants are watching you, in fact, the same with each other. Gossip, rumors, increased interest in the life of others. The normal phenomenon for the population is 2.5 thousand per 2.5 square kilometers of the residential area of the city. 
I started studying Slavutych before arrival. The first stage of research practice – serfing Internet publications and any information about the city was carried out remotely. In the second stage, I explored the city myself, turning to the practice of walking and socializing, thereby comparing two sources of information about the city, sorting the actual facts and myths about it. 
So what do we hear in the handset of an old-fashioned Soviet payphone? It’s the audio from my family archive, recorded 30 years ago. At that time I was four years old. My first memories of another time from another era. Slavutych and its architecture, specifics of its body constitution (city museum) served as a trigger for me to the world of memories. That’s why I’m referring to this record. Integrating the audio hallucinations into the city’s body, which connects two times and two spaces, my personal history and strange listener. You pick up the payphone, but instead of the usual beeps there is something else. Listening, for the sake of curiosity, you’re involved in the chat ... Who are these people, where are these voices coming from? Maybe this conversation of the family who lives in the house opposite this phone? Where did it come from here? .. Listening to the life of an unfamiliar family, grasping the fragments of the bygone times in parallel existing here and now, remembering yourself as a child. In Slavutych, I plunged into a state similar to the one when you can’t remember the details from the recent dream; this city – like a revived model from the Soviet architectural bureau - is too refined, so strikingly quiet – it leads you to the forest of memories from the tremulous time of childhood.